Шахматы, которыми нельзя играть

Epshtain

Можно много рассказывать о шахматах, игре, которая прошла тысячелетние испытания и не утратила, а напротив, завоевала особую популярность на всей планете, игре интеллектуалов, живой и непредсказуемой, несмотря на возможность математического просчёта с помощью вычислительной техники. Но эта тема не моя. В шахматы я играю неважно. Может быть, поэтому мои шахматные наборы трудно назвать игровыми. Играть ими не очень удобно. Фигуры и пешки, энергично жестикулируя, размахивая оружием, как будто предупреждают: «руками не трогать!» Для меня шахматы – это оригинальный способ скульптурного отображения исторического события, литературного произведения, общественного явления, а в перспективе – собственных фантазий.
Первые шахматные наборы изготавливались под руководством моего учителя Давида Борисовича Фрида. Он разделял подход к скульптуре и к шахматам: если для цельной скульптурной композиции, самое главное, по его словам, – не пропорции, не виртуозная детализация, а выразительность, общее впечатление, которое производит фигура на зрителя, то для шахмат – это гармоничность всех тридцати двух фигур.
Итак, с чего начинаются шахматы? Не с вешалки. Хотя с театром есть много общего. С поиска темы (если, конечно, её не предложил заказчик). Желательно, чтобы тема была узнаваема, понятна зрителю и в целом, и в персонажах. Для темы разрабатывается основная смысловая концепция: кто против кого, кто чёрный, кто белый, кто будет коронован, а кому быть пешкой. Важно, чтобы статусы героев в «табели о рангах» темы примерно соответствовали иерархии шахматных фигур. Далее художественно-технологическая часть. Должен быть выбран стиль: гротескный, героический, лирический, фантазийный или ещё какой-то, наиболее точно соответствующий теме. Затем размеры фигур, которые определяют размер клетки и, соответственно, всего будущего шахматного стола или доски, и должны обязательно учитывать эргономику: если в шахматы неудобно играть, то хотя бы сесть за стол и переставить несколько фигур обладателю партии должно быть приятно.
Следующий этап – эскизирование: постановка каждой фигуры в пределах отведённого для неё клеткой пространства. Обязательно нужно учитывать некий зрительный центр тяжести просветов и массивов рядом стоящих фигур, так же, как в шрифтах – рядом стоящих букв, чтобы фигуры не «слипались» и не чувствовали себя слишком одиноко. Постановка фигур должна создавать гармоничную картину всей партии с помощью симметричных или асимметричных поворотов, жестов, наполнения атрибутикой.

 

Далее подставки, очень важные элементы партии, являющиеся стилевой связующей и содержащие, как правило, информацию о фигуре.
Затем выбор материалов, которые будут «сотрудничать с бивнем». И, наконец, объёмное моделирование в пластилине или в компьютерной программе («Po- ser», «Sculptric» и др), изготовление шаблонов для грубой обработки и раскрой бивня, характерный только для шахмат. Раскрой требует особого подхода с применением математической интуиции и настойки валерианы.
Начиная с партии «Рим – Греция», я попробовал совмещать бивень мамонта с золотом, серебром, перламутром и эбеновым деревом. Это давало возможность сделать партию богаче, эффектнее, но, вместе с тем, постоянно присутствовала опасность «свалиться» в китч. Работы с совмещением материалов в то время у меня уже были, но в большем размере. Уменьшение высоты скульптуры увеличивает количество технических трудностей. Детали из металлов не могут быть выполнены в тех же пропорциях, что и фигуры людей. Это связано со спецификой зрительного восприятия. По этой же причине конечная картина партии в целом, где должны быть уравновешены силуэты, насыщенность резьбы, светотени, цветовые пятна металлов, перламутра, дерева и кости, не может быть рассчитана заранее. Оценить, насколько удалось задуманное, можно только тогда, когда полностью завершённый комплект расставлен на шахматной доске.
Хотя далеко не всё и далеко не всегда получается так, как задумывается, всё же какое-то развитие от партии к партии происходит. Интуиция начинает уступать опыту, ты становишься раскованнее и уже большее можешь себе позволить. Тем не менее, каждая партия держит в напряжении до дня слияния с доской, и каждая партия – новый экзамен. И только после того, как экзамен сдан, можно ненадолго расслабиться, выпить с друэьями по рюмочке коньяка и оглянуться.
Изготовление шахмат долгий процесс. С одной стороны это позволяет сохранить здоровье: фигуры небольшого размера умещаются в лотке вытяжки, и резьба почти не представляет опасности для лёгких. С другой стороны за время изготовления цена на бивень вырастает и пожирает заработок. Долгие месяцы и даже годы материализации идей для шахматных комплектов дают понять, что жизнь твоя тоже расчерчена на клетки и слишком мала для реализации задуманного и не только в плане резьбы. Начинают посещать мысли об учениках, о большой 4-х-этажной круглой с зеркальными окнами мастерской-галерее, где работают талантливые мастера, готовые участвовать в самых дерзких проектах, и не только в плане резьбы.