«Дайкоку и Эбису. Синхронные прыжки»


«Дайкоку и Эбису. Синхронные прыжки». Бивень мамонта, эбен, янтарь (использован в глазах лягушек). Высота 36 см., 2010 г.

Ещё двух богов счастья я подверг спортивным истязаниям, но, похоже, сыну, Эбису, синхронные прыжки в воду пришлись по вкусу, а вот отцу, Дайкоку, по-моему, тревожно перед падением. Возможно, из-за этого и произошла небольшая рассинхронизация синхронного прыжка. А может, из-за большой парусности атрибутики Дайкоку, главным образом, его мешка с волшебным рисом и толстыми, вцепившимися с перепугу в мешок крысами. Но, если учесть, что прыгают боги впервые, и не с десятиметровой вышки, а с неба, и не в большой бассейн, а в ма- ленький прудик, то такой погрешностью можно пренебречь и поставить отцу и сыну высокие оценки.
Поскольку использована японская тема, я должен расшифровать свои замыслы, так как японцем не являюсь и не хочу, чтобы мои глубокие незнания в этой области нанесли кому-либо обиду. То, над чем смеются или плачут японцы, часто непонятно нам, и наоборот, то, над чем смеёмся мы, может быть непонятно и даже обидно для японца. Так вот, в данном случае, я хотел уже в 3-й композиции в юмористическом стиле обыграть тему «Японские боги счастья в спорте». Юмор заключается в том, что прыжок осуществляется, так сказать, в полном обмундировании, т.е. в одежде и со всей атрибутикой, и синхронность прыжка вызывает некоторые сомнения.
С художественной стороны я пытался передать ощущение полёта: сорванная шапка и обветренное лицо Дайкоку (естественная синева бивня сослужила службу: лицо, шапка и мешок кажутся заиндевевшими), развевающиеся одежды, ужас отрывающихся крыс, специальное, довольно непростое крепление фигур к кустам, позволяющее дать пространство между героями и водой.

Хотя третья композиция планировалась заранее, она, наверное, была бы другой, если бы мне не посчастливилось посетить выставку японской скульптуры, организованную в Музее искусств им. Богдана и Варвары Ханенко известным харьковским коллекционером Александром Фельдманом. Насмотревшись на произведения японских мастеров, я усложнил для себя всё, что мог. Конечно, такой тончайшей отделки, как у лучших японских художников, я даже не пытался достичь, для этого нужны долгие месяцы и невероятное терпение. Но заставил себя вырезать подробно кусты с камышами, сделать полой сетку подсака, не вставлять молоток, а сделать его зацело, усилив головную боль обработки внутренних объёмов и многое другое. К сожалению, работа не имеет ярковыраженного однозначного пятна, в котором читалась бы главная идея. Композицию надо рассматривать. Это я и предлагаю сделать вам, дорогие друзья.

Сейчас он сделает прыжок,
Но не оставит свой мешок,
И рис, и крыс, и молоток, –
Где сыщете таких Дайкок?

Вниз головой летит Эбису
Под зрительские «Браво, бис!»
Так выпьем же по чашке «рису»
И за Дайкок, и за Эбис!


«Дайкоку и Эбису. Синхронные прыжки». Фрагменты

Ниже, теперь уже традиционно, - серия стереопар для перекрёстного просмотра











Открытие
В каждой работе я пытаюсь открыть что-то новое для себя и поделиться этим открытием со зрителями. Вначале мне казалось, что я надрываю тончайшую ткань японской культуры невежеством и беспардонностью. Но очень скоро понял, что был о себе слишком высокого мнения. Японская культура не может быть

повреждена кем бы то ни было, вместе с тем она наполняет каждого, кто с ней соприкасается. Каждый образ позитивен и несёт радость общения с ним. Японские нэцкэ и окимоно ненавязчиво, но совершенно однозначно говорят о том, что искусство должно быть той неприкосновенной зоной, где человек может и должен чувствовать себя счастливым. Это и есть моё открытие.